«Был Ломброзо. Глупый старичок.»

25 ноября 2017 - Esprit de L’Escalier

Моей Маме в день её рождения 25 ноября посвящаю.

Именно она была первым человеком,

рассказавшим мне о Ломброзо и его теории. .

 

 

«Был Ломброзо. Глупый старичок»

Так записал в своём дневнике Лев Толстой.

Чезаре Ломброзо, итальянский врач, хирург, занявшийся психиатрией, был первым человеком, который сделал криминалистику из субъекта чисто юридического, наукой, отделом антропологии.

Одна из его книг так и называется «Человек преступный».

Можно соглашаться или не соглашаться с его выводами, но одно несомненно: Он действительно, внёс в криминалистику элементы научного исследования.

Меня лично заинтересовало другое. Почему Толстой так резко высказался о Ломброзо. И, вот, обнаружил одну ниточку, которая, как нить Ариадны, вывела меня из лабиринта недоумения.

Дело в том, что Ломброзо написал и другие книги, В частности одну под таким названием:

«Гениальность и безумие». В ней он доказывает на разных, специально подобранных примерах, что высшая степень таланта часто сопровождается явными отклонениямив психики от нормального образа мышления. На эту книгу и на выводы из неё весьма широко ссылаются многие даже вполне серьёзные исследователи в любой области человеческой деятельности.

 

Лев Николаевич Толстой, конечно же знал об этой книге и, почти наверняка читал её. Сам себя он оценивал достаточно высоко и понимал, что человек он весьма одарённый. Вот это, думаю, и вызвало в нём такое раздражение и неприязнь к самому Ломброзо.

 

Моё мнение об этой совершенно неоригинальной идее Ломброзо – резко отрицательное! Выступал я не раз против такого типично стадного подхода к талантам! Ведь делается это с одной лишь целью: принизить талант, втоптать его в грязь, что весьма характерно для поведения большинства стадных рабов. Не имея возможности в силу природной тупости и отвращения к процессу дУмания, подняться хоть немного на высоту таланта, раб стремится обгадить как можно больше противника. Унизить талант, объявить человека психопатом, легче лёгкого, ибо само НЕСТАДНОЕ, НЕСТАНДАРТНОЕ мышление таланта как бы и приглашает к такому «диагнозу»: Он мыслит не КАК ВСЕ, не как все люди (читай – все стадные твари), значит сумасшедший.

Прискорбно, что и Ломброзо попался на эту дешёвую наживку. Не заметив, будучи сам человеком талантливым, что тут он мыслит как типичный стадный раб!

А ведь дожил до 1909 года и мог бы познакомиться с такими выдающимися талантами, как Лоренц, Пуанкаре, Эйнштейн, Планк, и сотнями других весьма одарённых людей, бывших в быту СОВЕРШЕННО НОРМАЛЬНЫМИ ЛЮДЬМИ!

Он же отобрал нескольких талантов и искусственно раздул их странности или нестадность поведения до размеров невменяемости.

 

В чём эта, столь распространённая ошибочность?

В интересной книге французского специалиста по теории информации А.Моля «Теория информации и эстетическое восприятие» есть глава, названная «Мера оригинальности». Там он выводит степень оригинальности некого сообщения (речь идёт не буквально о каком-то сообщении, а, фактически, о любой информации) как меру «невероятности», то есть антиэнтропии. Он говорит, что если к получателю информации приходит сообщение, вполне ожидаемое и знакомое, то это никак не повлияет на его мышление и поведение. А если сообщение «неожиданное», то, чем оно «неожиданней», тем сильней повлияет на получателя в сфере его мышления, эмоций и поведения.

Но это не вполне верно. Сам же Моль приводит пример «оригинальности», позаимствованный им у французского математика Эмиля Бореля. Шимпанзе сбросил всю наборную типографскую кассу в мешок, перемешал содержимое, а затем стал выбирать по одной литере и выкладывать из них строку... Несомненно, «текст» будет весьма оригинален, но лишён какого-либо смысла. Схожий пример дал в своё время английский астроном Артур Эддингтон: Если очень много обезьян будут нажимать клавиши множества печатных машинок, то может быть напечатан текст Шекспира, раньше или позже...

Другое возражение. Человек ждёт некое сообщение, заведомо предполагая его содержание. Плохое или приятное. Получив его, тем не менее, он реагирует на него часто весьма сильно и эмоционально, изменяя своё поведение! Хотя, вновь, сообщение это могло быть почти дословно ему известным!

 

Одна из странных особенностей человеческой натуры состоит в том, что человек, имеющий твёрдое представление о некоторых вещах, всё же приходит в ужас, когда непосредственно убеждается, что его представление соотвествует действительности.» – Меланхолически замечает писатель Рафаэль Сабатини в «детском» романе «Одиссея капитана Блада».

 

Извечный вопрос автора-почемучки: В чём причина этой «странной особенности»?

Ответ: В том, что здесь задеты две разных стороны нашего Я. Трезвый разум и эмоции душевные. Разумом мы приходим, если умеем мыслить, к некоторым умозаключениям, независимо от того, нравятся ли они нам или нет. Вновь, если умеем ясно и самостоятельно мыслить, то есть не даём приятным и доминантным иллюзиям подавить неприятные трезвые мысли. («Психологический Закон Архимеда»).

Эмоции же тут как тут: Вмешиваются и нечто неприятное (НО ВЕРНОЕ) моментально отвергают с гневом и возмущением!

«Ум с сердцем не в ладах».

Поэтому мой трезвый и часто жестокий пессимизм вызывает у читателей естественную и сильно эмоциональную реакцию тотального отвержения и даже личной неприязни к автору.

Но, что делать, если автор хочет быть действительно «человеком разумным».

 

Итак, оригинальность

Частично можно согласиться с этим утверждением, но, вдобавок к вышеприведённому, оно очень НЕПОЛНОЕ! И из-за этой «неполноты» возникают и гнусные предрассудки и честное заблуждение, Оба, можно сказать , общепринятые, причём гнусные предрассудки количественно несоразмерно преобладают, ибо в иерархическом стаде рабов они хорошо укладываются в систему стадного мышления. Так в чём же причина этого предрассудка или заблуждения, о котором я писал не раз и упомянул выше в рассказе о встрече Толстого с Ломброзо?

В «неполноте» понятия оригинальности. На эту тему имеется заметочка с примерами под названием «Незаурядность мысли и её неадекватность».

А именно:

Любая «оригинальность» информации всегда должна рассматриваться в определённых ограничивающих условиях, условиях соответветствия реальности (теме, ситуации, фону, на котором нечто происходит и т. д.)

(Мой дядя, брат Мамы, будучи врачом, интуитивно чувствовал эту неполноту и компенсировал её, говоря «Оригинально, но паскудно». Точнее не скажешь!)

Об этом часто забывают и потому оригинальность мышления без малейшего труда и тем паче без обмысливания сразу причисляется в некой степени безумия. Причём страдают непониманием вышеуказанной «Необходимой Полноты Определения» даже люди талантливые, умные и сами оригинально мыслящие. Приводил в пример не только Ломброзо, но и Нильса Бора, который сказал об одной идее Гейзенберга, что «Это безумная теория, и вопрос в том, достаточно ли она безумна, чтобы быть правильной». Конечно же журналисты набросились это высказываение как стая стервятников на свежий труп. А Бор сказал заурядную глупость. Он хотел или должен был сказать, что теория Гейзенберга, очень незаурядна, оригинальна, неожиданна, и вопрос именно в том, достаточно ли в ней этой оригинальности! Но тоже не подумал о «необходимой полноте определения»!

Есть ещё один аспект «оригинальности», тот, который приводился мной не раз в форме «коэффициента гениальности или оригинальности». Это отношение двух «оригинальностей». В знаменателе – оригинальность исходной идеи или информации. В числителе – оригинальность нового, созданного на основе этой информации. Чем меньше оригинальноть исходной информации, чем более она заурядна и общеизвестна и чем выше оригинальность новой идеи или целого произведения, тем выше «коэффициент гениальности или оригинальности». Можно условно назвать эту операцию вычислением «удельной оригинальности».

 

Так что ж: Глупый старичок Чезаре Ломброзо??

Нет!

Но, как большинство талантливых людей, увлекающийся собственными идеями и потому не замечающий их ошибочности, то бишь вышеупомянутой НЕПОЛНОТЫ ОПРЕДЕЛЕНИЯ ОРИГИНАЛЬНОСТИ,

Errare humanum est!

26 X 2017

Рейтинг: 0 добавить в избранное

Загрузка комментариев...


← Назад